Развернуть меню

Ваша корзина
пока пуста

Оформить заказ

Развернуть каталог

развернуть левое меню

Oasis — Братья поневоле


За семь лет с момента распада Oasis, Ноэл и Лиам Галлахеры раз за разом находили способ напомнить миру о себе. Блог Merc рассказывает последние новости и слухи о главной группе брит-попа.

Ноэль Галлахер и Лиам Галлахер, 1997 (Photo: Jill Furmanovsky)
 

За последние двадцать лет было придумано немало рейтингов лучших композиций брит-попа. Лидерство в большинстве из них отдавалось то интеллигентным студентам из Blur, то Pulp с чудаковатым Джарвисом Кокером у микрофона, но никак не братьям Галлахерам. Как часто бывает, рейтинги не всегда говорят правду, ведь мало кто будет спорить, что именно Oasis были и остаются лицом эпохи музыкальных британских девяностых. Среди всех их очевидных достоинств есть одно, которое нужно выделить отдельно: Oasis – последняя на сегодня группа пролетарского происхождения (в отличие от тех же Blur – ярких представителей среднего класса), добившаяся стадионных успехов далеко за пределами родной Северной Англии.

Братья Галлахеры на концерте Oasis, 1 Сентября 1997 (Photo: Simon Ritter / Getty Images)
 
Братский творческий союз Ноэла и Лиама Галлахеров каким-то чудом продержался до 2009 года, но поводов для радости у фанатов за годы после распада было предостаточно. Два из них случились в октябре: сначала вышло ремастеринговое переиздание знакового для группы третьего альбома LP Be Here Now, а в конце месяца свет увидит Supersonic – снятый Мэттом Уайткроссом документальный фильм о лучшем периоде в истории непримиримых братьев.

Вышедший в 1997 году, Be Here Now стал самым ожидаемым альбомом Oasis. После легендарной пластинки LP (What’s the Story) Morning Glory? все ждали, как минимум, не худшей работы, и за первые три дня было продано почти 700 000 копий, что надолго стало британским рекордом (превзойти его смог только «25» Адель в 2015 году).

Но радость ожидания быстро сменилась разочарованием: фанаты хорошо приняли новый релиз, но критики пеняли группе за чрезмерно длинные песни и перегруженные, хотя и красивые, аранжировки с многочисленными наложениями гитарных партий. В поздних интервью Ноэл не раз говорил о совершенных при записи ошибках: его, как и сануд-продюсера альбома Оуэна Морриса, в то время больше интересовали расширяющие сознание средства, чем собственно музыка. За год до выхода Be Here Now группа сыграла два подряд концерта на поле в Ньюборте, оба вечера собрав по 125 000 зрителей. Уже тогда стало понятно, что брит-поп, как независимая музыка и противопоставление мейнстриму, достиг высшей точки развития и сам стал мейнстримом. А неудача Be Here Now стала ещё одним доказательством заката эпохи. 

Переиздание альбома Be Here Now в официальном магазине Oasis

В нынешнее переиздание вошли двенадцать треков оригинального альбома, диск с бисайдами и концертными записями, отдельный диск с демо, сделанными Ноэлом на острове Мюстик на Карибах, и буклет с фотографиями Джилл Фурмановски – штатного фотографа Oasis и одной из немногих счастливчиков, имевших доступ к группе во время работы в студии. Всё, за что стоит купить новый Be Here Now, скрыто в недрах второго диска – ранее не издававшийся трек If We Shadows и полностью переработанная версия D’you Know What I Mean?, обновленный клип на которую вышел ещё в сентябре. 



Продюсером документалки Supersonic стал Азиф Кападиа, известный по работе над фильмами о Айртоне Сенне и Эми Уайнхаус. Пожалуй, там есть всё, что вы хотите знать про дорогу Галлахеров к покорению мира: от не слишком счастливого детства до семидесяти миллионов проданных альбомов и шоу в Ньюборте, с перерывами на драки с папарацци. Главное, среди архивных фотографий и никогда ранее не публиковавшихся видеозаписей, – свежие интервью Ноэла и Лиама, рассказывающих о тех самых временах.


И, наконец, о главном – возможном возрождении группы. Удивительно, как за прошедшие с момента распада семь лет менялись мнения обоих братьев: сначала Ноэл с плохо скрываемой досадой говорил о том, что Лиама, вдохновленного первыми успехами в роли вокалиста Beady Eye, тянет блевать от одной мысли о воссоединении, а теперь и Лиам, не так давно подписавший контракт с мейджором на запись первого сольного альбома, говорит, что в случае чего «его сумки всегда собраны», не забыв лишний раз по-пацански подколоть старшего брата за излишне буржуазный образ жизни. Ноэл же работает над третьим LP своих High Flying Birds и говорит, что не думает о воссоединении. Но так ли это на самом деле? Есть слухи, прямо намекающие на интересный для фанатов Oasis 2017 год, так что ждать осталось недолго.

Лиам Галлахер о воссоединении Oasis, 03.10.2016


Евгений Лесняк


Posted By Merc Russia on 2 Ноя 2016