Развернуть меню

Ваша корзина
пока пуста

Оформить заказ

Развернуть каталог

развернуть левое меню

Субкультуры. Северный соул – у истоков рейва


Что немедленно приходит на ум при упоминании «первая британская танцевальная субкультура»? Наверняка, прежде всего, вспомнится рейв-движение с подпольными вечеринками в заброшенных зданиях заводов и фабрик. Зародившийся в Восьмидесятых рейв, действительно, стал музыкальным символом Британии того времени, но не каждый знает, что его становление не было бы возможным без другой субкультуры, возникшей задолго до хауса и техно.

 
 
В 1968 году британский музыкальный журналист Дэйв Годин обратил внимание на одну странную деталь: приезжающие в Лондон на матчи своих команд фанаты из северных английских графств больше не проводят время перед футболом в пабах, как раньше, а направляются на Ковент-Гарден в магазин пластинок Soul City, где часами пропадают в поисках записей. В этом не было бы ничего удивительного, если бы не вкусы новоиспеченных меломанов: в отличие от лондонских модников, их не интересуют свежие релизы лидеров американских хит-парадов, зато заведомые аутсайдеры продаж вроде залежавшихся на дальних полках пластинок с соулом от культового лейбла Motown образца середины 60-х или релизы небольших американских независимых лейблов вроде детройтского Golden World Records или калифорнийского Mirwood идут на ура.

Легендарный лондонский магазин винила Soul City, конец 60-х. Источник

Поклонники Северного соула штудируют пластинки в pop-up store, развернутом в одном из английских клубов, 70-е. Источник

Вечеринка Северного соула в легендарном английском клубе Wigan Casino, 1975. Источник

Этими наблюдениями Годин поделился в июне 1970 года в своей еженедельной колонке на страницах Blues & Soul magazine и тут выяснилось, что нечто подобное происходит в большинстве музыкальных магазинов страны. Именно Дэйв Годин придумал имя новому молодежному феномену – Northern Soul (англ. «Северный соул»); прежде чем стать названием одной из самых независимых и андеграундных британских субкультур 70-х, этот термин был в ходу лишь среди сотрудников Soul City, употреблявших его применительно к музыке, приобретаемой заезжими фанатами с Севера. Интересно, что к этому моменту прежде безымянное движение развивалось полными темпами, почти достигнув своего пика.

Northern Soul all-nighter в английском Лестере, 1975. Источник

Шотладский журналист и телеведущий Стюарт Косгроув, стоявший у истоков движения Северного Соула, 1971. Источник

Корни так внезапно возникшей субкультуры находились в индустриальных центрах Северной Англии: Уигане, Манчестере и Блэкпуле, энтузиасты движения уверенно говорят про 1968 год как о дате её зарождения. Скорее всего, так и есть, учитывая, что к концу «Свингующих Шестидесятых» начался неминуемый закат одного из символов десятилетия – мод-культуры. 

Как известно, многие бывшие моды разочаровывались в прежних идеалах: кто-то увлекался набирающим популярность психоделик-роком, кто-то открывал для себя удивительный мир ямайского ска, а моды из числа истинных последователей субкультуры меняли собственный образ до неузнаваемости, предпочитая стильным прическам стрижки наголо, а новой музыке – хорошо проверенную старую. Именно это произошло на британском Севере: отдельные представители местной молодежи с презрением отвергали последние модные тенденции во всём, от одежды до музыки, предпочитая самовыражаться по-новому – в танцах под старые пластинки.


Типичный клубный прикид поклонников Северного соула середины 70-х. Источник

Аншлаг на танцполе вечеринки Северного соула, Англия, середина 70-х. Источник

В пластинках кроется первая особенность новой субкультуры – в отличие от модов начала-середины Шестидесятых, с жадностью впитывавших новую музыку из США, современные поп-хиты поклонников Северного соула интересуют мало. Модной музыке они предпочитают старые соул-релизы: классический «мотауновский» соул того же периода середины десятилетия, но ещё чаще – незнакомые широким массам издания подражавших звездам Motown исполнителей с маленьких независимых американских лейблов [именно в поисках таких записей молодежь из северных графств готова ездить по всем магазинам Британии]. Каждая подобная поездка открывает подросткам незнакомые раньше имена: Эдди Паркер, Лу Прайд, Доби Грей, Рой Редмонд или The Exciters, и любая из найденных пластинок – на вес золота, ведь под эту музыку можно танцевать.

Танцы Северного соула в легендарном Wigan Casino, Англия, 1975. Источник

Акцент на тусовочно-танцевальной составляющей привлекал в движение Северного соула множество девушек, что стало его отличительной чертой по сравнению с другими ключевыми британскими субкультурами. Источник

Танцы – ещё одна из основ Северного соула. В отличие от модов, выражавших себя, в первую очередь, через изысканный внешний вид, представители новой субкультуры нашли собственную идентичность в придуманном ими же танцевальном стиле. Танцевальные па с быстрыми перемещениями рук и ног, с одной стороны, полностью повторяют ритмический рисунок соула, с другой – ошеломляют высокими прыжками и движениями, заимствованными, как ни странно, из фильмов о кунг-фу, к тому времени уже популярных по обе стороны Атлантики. Такой стиль требовал особенной физической подготовки, поэтому молодым людям из пролетарских семей было чем заняться на неделе после завершения рабочих смен на фабриках в ожидании пятницы.

Танец Северного соула 70-х, Англия. Источник

Как ни странно, значимость внешнего вида в новом движении если не обесценилась полностью, то явно отошла на второй план. В то время как для модов одежда была способом показать принадлежность к субкультуре, поклонники Северного соула, в первую очередь, ориентировались на её функциональность: первопроходцы движения всё ещё отдавали предпочтение приталенным костюмам, бомберам, рубашкам button-down и брогам, но уже через пару лет акценты сместились в сторону более комфортной одежды для танцев: широким брюкам с завышенной талией, майкам-алкоголичкам, ботинкам на кожаной подошве, рубашкам для боулинга, спортивным курткам и теннискам. Привязанности к брендам не было, так получалось не столько из презрения к консюмеризму, сколько по более простой причина: большинство последователей субкультуры – представители рабочего класса, пошить костюм на заказ [как, впрочем, и приобрести мотороллер] они попросту не могли, к тому же все заработанные деньги тратились на пластинки. 

Важной деталью стиля, унаследованной от модов, стали патчи-нашивки: в прошлом десятилетии на них красовались эмблемы рок-групп, Юнион Джек и таргет, а теперь – логотипы любимых танцевальных клубов и символ движения – сжатый кулак черного цвета с надписью Keep the Faith [англ. – «Храни веру»], позаимствованный у американского афроамериканского движения Black Power, что подчеркивало антирасистское направление субкультуры.

Танцпол Wigan Casino в середине 70-х. Источник


Аутентичная сумка последователя Северного соула из 70-х, в которую легко помещалась сменная одежда и обувь для вечеринок, бутылки с напитками [примечательно, что мероприятия были безалкогольными] и многое другое. Источник

Northern Soul стал первой исключительно клубной субкультурой: пожалуй, впервые в центре внимания оказались не те, кто танцует, а те, кто ставит музыку, – ди-джеи. Раньше важность клуба определялась наличием свежих хитов из-за океана, теперь же успех любой вечеринки зависел исключительно от того, кто разыскивал и крутил редкие пластинки. Первые ди-джеи выделились из той же толпы, что еженедельно проводила свободное время в музыкальных магазинах. Постепенно обретая звездный статус, они, сами того не осознавая, вывели танцевальную культуру на новый уровень, став прародителями клубной индустрии следующего поколения. Настоящими символами Северного соула были ди-джеи первой волны: Боб Ди и Роджер Игл, проводившие свои первые вечеринки-олнайтеры ещё в 60-е, а в Семидесятых их сменила свежая кровь – Брайан Филлипс, Пол Рэй и Кев Робертс. 

Английский ди-джей Расс Уинстенли – один из гуру Северного Соула второй половины 70-х. Источник

Культовый Northern Soul ди-джей Роджер Игл с известной ямайской певицей Милли Смолл – их совместная работа над песней «My Boy Lollipop» в 1964 году взорвала Британские и американские чарты. После этого Игл не раз приглашал Молл выступить в знаковом для Северного соула манчестерском клубе «The Twisted Wheel». Источник

Путь Северного соула от увлечения нескольких десятков энтузиастов до общемировой известности лучше всего прослеживается по истории возникновения и развития наиболее популярных клубов: уже в конце Шестидесятых стало очевидно, что новой субкультуре тесно в маленьких танцевальных залах, и она остро нуждается в новых площадках. Первой Меккой субкультуры стал манчестерский клуб «The Twisted Wheel». Возникший как небольшое заведение для битников «The Left Wing», с 1963 года клуб получил не только новое название, но и статус – отныне каждый уикенд там проводились вечеринки с живой музыкой, а в течение рабочей недели – дискотеки с постоянным резидентом – ди-джеем Роджером Иглом, коллекционером американских джаза и ритм-энд-блюза. К середине десятилетия «The Twisted Wheel» становится центром мод-культуры Северной Англии, а ещё через несколько лет место живых концертов окончательно занимают all-nighters – продолжавшиеся всю ночь соул-вечеринки. Каждые выходные в Манчестере того времени начинались одинаково – в город стремились сотни подростков со всего региона, спешившие провести ночь на танцполе «The Twisted Wheel». 

Знаменитые манчестерский клуб The Twisted Wheel в 1967 году. Здесь проходили многие культовые вечеринки Северного соула на заре движения. Источник

Northern Soul вечеринка в The Twisted Wheel, Англия, Манчестер, 1970. Источник

Так продолжалось до 1971 года, когда клуб, ставший к тому моменту культовым, был закрыт. Не последнюю роль в этом сыграли власти: несколько лет за «Twisted Wheel» тянулся криминальный шлейф – для танцев без остановки молодежь нуждалась в наркотиках, которых там было в избытке: здесь культура Северного соула мало отличалась от культуры модов, также не пренебрегавших различного рода стимуляторами.

После закрытия «The Twisted Wheel» вечеринки продолжились в других заведениях – «Golden Torch» в Сток-он-Трент и «Blackpool Mecca», расположенном в одноименном городе. Но в 1973 году открывается «Wigan Casino» – легендарный клуб с большей по сравнению с конкурентами вместимостью. Появление «Wigan Casino» совпало с золотым периодом культуры Northern Soul – уже к 1976 году в клубе состоят более ста тысяч постоянных членов, а провинциальный городок Уиган каждые выходные превращался в центр паломничества молодых людей не только из соседних регионов, но и со всей Англии. Прежде подпольная субкультура приобретает массовый статус, и танцевальные заведения открываются по всей стране. 

Вместе с возросшей популярностью «Wigan Casino» регулярно подвергался критике со стороны консервативных представителей сообщества – за современную музыку: очевидно, что только лишь редких записей для вечеринок было недостаточно, и многие ди-джеи экспериментировали, ставя современные пластинки: так в их плейлистах появлялись джаз, фанк и в отдельных случаях даже диско. 

Мекка Северного Соула — клуб Wigan Casino, конец 70-х. Источник

Очередь на входе в клуб Wigan Casino, Англия, вторая половина 70-х. Источник

Вечеринка в клубе Wigan Casino, конец 70-х. Источник



Закрытие «Wigan Casino» в 1981 году положило начало постепенному закату культуры Северного Соула, но, на самом деле, движение продолжало жить своей жизнью: пока массовые интересы перемещались в сторону других стилей, Northern Soul вернулся к истокам. Поиски раритетных пластинок с соул-музыкой по-прежнему занимали свободное время тысяч увлеченных последователей, небольшие клубы принимали не только танцевальные вечеринки, но и dance competitions – конкурсы среди танцоров, а география субкультуры вышла далеко за пределы Соединенного Королевства. О неослабевающем интересе говорит хотя бы тот факт, что два лучших художественных фильма о соул-культуре Севера, «Soulboy» и «Northern Soul», сняты уже в XXI веке, а один из известных итальянских люксовых брендов использует в своем рекламном ролике 2017 года хорошо знакомые символы.


Несмотря на резкий рост популярности в Семидесятых, субкультура Северного соула так и осталась в андеграунде, дав при этом мощный толчок для развития других клубных культур, достигших в итоге по-настоящему массового уровня и коммерчески успешных, – диско и рейва. Но истории взлета этих движений – тема для отдельного рассказа…


Евгений Лесняк    



Posted By Merc Russia on 10 Окт 2017